«Назад

О Великой Отечественной войне. Воспоминания Анатолия Федоровича Цыбина

О Великой Отечественной войне. Воспоминания Анатолия Федоровича Цыбина

 

Минуло уже 70 лет, как закончилась Великая Отечественная война – самая страшная из всех войн, когда-либо пережитых нашей страной. Здесь мы представляем воспоминания участников Великой Отечественной войны и ветеранов тыла, которые до войны и в послевоенные годы трудились в санитарно-эпидемиологической службе Республики Марий Эл (данные воспоминания взяты из архивных материалов).

Цыбин Анатолий Федорович

«В конце первой декады сентября 1941 года немецко-фашистскими войсками был полностью блокирован г. Ленинград, где мне пришлось участвовать в его защите, вначале в составе 371-го гаубичного артиллерийского полка, а несколько позднее – в 220-м артиллерийском полку 201-й стрелковой дивизии».

Город ежедневно подвергался обстрелу из артиллерийских орудий разного калибра и непрерывной бомбежке с воздуха. Но мужественные советские войска и народное ополчение стойко сдерживали натиск врага, стремящегося любой ценой захватить г. Ленинград. Но он стал для немецко-фашистских войск недосягаемой крепостью. Голод, лишения и страдания переносили на себе ленинградцы и его защитники. Они в трудных условиях готовили оружие, пушки, минометы для нанесения мощного удара по врагу.

900 дней Ленинград был блокирован немецко-фашистскими войсками, и вот настал долгожданный день – 14 января 1944 года. Части Ленинградского фронта под командованием генерала Говорова в ночь с 13 на 14 января перешли в решительное наступление: прорвали сильно укрепленные оборонительные линии вражеских войск и развили наступление по освобождению Ленинградской области. Враг не в силах был сдержать натиск советских войск и начал беспорядочно отступать.

«На участке, где наступала наша часть, артиллерийские орудия разных калибров были сосредоточены в 200-300 метрах один от другого, давая мощный шквал огня при прорыве обороны и в последующем наступлении. Вместе с артиллеристами активно действовали танковые и пехотные части, авиации и моряки Балтийского военно-морского флота.

Мне вспоминается такой эпизод: развивая после прорыва вражеской блокады наступление в районе города Гатчино, наши части натолкнулись на мощный пулеметный огонь врага, который не давал продвигаться вперед нашим подразделениям. После нескольких выстрелов по вражескому дзоту из 76-мм пушки огонь не утихал. Тогда к дзоту подполз один из солдат и, бросив связку гранат в амбразуру дзота, заставил замолчать вражеский пулемет, а сам от тяжелого ранения погиб возле амбразуры. В дзоте находились три вражеских пулемета и три немецких трупа».

Значительная часть немецко-фашистских войск нашли себе могилу у стен г. Ленинграда и невдалеке от него. Ленинград выстоял и одержал победу над врагом.

Стойкость, мужество, отвага и геройство, проявленные при защите г. Ленинграда доблестными советскими войсками и его жителями в тяжелейших условиях блокады, навсегда будут служить примером для будущих поколений.

Шел 1944 год. Советские войска день за днем с упорными боями двигались на запад, освобождая Советские земли от немецко-фашистских захватчиков.

«После изгнания фашистов из Ленинградской области наша часть – 220-ый артиллерийский полк 201-й стрелковой дивизии участвовал в боях за освобождение г. Пскова, где я был ранен, и направлен в эвакогоспиталь, который находился недалеко от Пскова. После 3-х месячного лечения в госпитале, я был направлен в распоряжение 3-го Прибалтийского фронта.

В госпитале я узнал, что отец призван в ряды Советской Армии, в войска МВД, которые двигались вслед за действующей армией. Часть, в которой он служил, находилась где-то в районе г. Полтавы. Получив от своего командования задание, я поехал за отгрузкой медикаментов в г. Харьков. Пока готовили медикаменты по моей заявке, у меня было свободное время более суток, я решил поискать отца около г. Полтавы. Невдалеке от г. Полтавы есть станция Коломок. Я слез на станции, которая была вся разбита только что ушедшими немецкими войсками. Пошел искать отделение милиции, которое размещалось в небольшом здании. В окне здания тускло горел огонек от керосиновой лампы. Захожу в комнату, дежурный по отделению подметает метелкой пол. Услышав, что в комнату кто-то зашел, он поднял голову и, обращаясь ко мне произнес: «Вам кого, товарищ военный нужно?» Я, обращаясь к нему, сказал, что папаша не узнает своего сына, тогда метла выпала из его рук, и мы бросились в объятия. В течение 12-ти часов мы находились вместе после 5-летней разлуки. Мы обменялись мнениями по интересующим друг друга вопросам. Мы оба с нетерпением ждали полного разгрома фашистов и окончания войны. Ночь и день мы провели с ним вместе. Поздно вечером мы с ним расстались и я отбыл в г. Харьков, где, получив медикаменты, возвратился свою часть.

Встретились мы с ним только в марте 1946 года, после его демобилизации и возвращения домой, когда мне был представлен кратковременный отпуск. Служба моя в рядах Советской Армии продолжалась до конца марта 1948 года, т.е. более 7-ми лет».