История

 

Важнейшими задачами в первые десятилетия XX века были борьба с эпидемиями, тяжелыми санитарными последствиями первой мировой войны, борьба за улучшение санитарных условий жизни трудящихся. Этим задачам была подчинена вся работа органов власти и здравоохранения, которая нашла отражение в ряде декретов Совета Народных Комиссаров РСФСР. Основополагающим для развития санитарно-эпидемиологической службы страны стал декрет СНК РСФСР от 15 сентября 1922 г. «О санитарных органах Республики», который подтвердил государственный характер санитарно-эпидемиологической службы, определил ее задачи, структуру и нормы, права и обязанности. Именно эта дата – 15 сентября 1922 г. и стала днем рождения санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации.

В республике в 1921 г. учрежден санитарно-противоэпидемический отдел при Марийском областном отделе здравоохранения, в 1923 г. при облздравотделе учрежден подотдел социальных болезней, а в 1924 г. – Совет по охране здоровья детей. В 1928 г. учреждена Государственная санитарная инспекция республики, в начале 1930 года она была представлена 3 лабораториями и 3 дезинфекционными пунктами, двумя врачами и двадцатью средними медицинскими работниками. 14 мая 1939 г. Наркомздрав СССР утвердил «Положение о районных и городских санитарно-эпидемиологических станциях».

В начале 50 годов стали образовываться межрайонные санэпидстанции в г. Йошкар-Оле и районах республики.

Начало очередного этапа развития санитарно-эпидемиологической службы СССР было положено постановлением Совмина СССР от 10 августа 1948 г. № 3056 «Об утверждении номенклатуры санитарно-эпидемиологических учреждений и организации их».

В 1946 году на базе межрайонной санэпидстанции в г. Йошкар-Оле создается республиканская санэпидстанция, которую возглавил врач Л.Л. Белков. Создание было продиктовано объективными причинами, основая из них – необходимость координации работы 22 санэпидстанций, действующих в тот период на территории республики.

Для большей эффективности работы противоэпидемической работы необходимо было централизованное решение многих проблем, связанных с организацией борьбы с массовыми инфекционными заболеваниями и болезнями социально-бытового характера.

В структуре республиканской санэпидстанции были выделены эпидемиологический, дезинфекционный отделы и бактериологическая лаборатория, а в 1954 году был введен паразитологический отдел. Создание специализированной республиканской санэпидслужбы позволило правильно организовать работу по ликвидации очагов инфекционных заболеваний и мерам профилактики. В 1955 г. при Республиканской СЭС был создан отдел особо-опасных инфекций по выявлению природных очагов туляремии, изучению эпидемиологических особенностей бруцеллеза, лептоспироза, сибирской язвы.

В 1973 г. Постановлением Совмина СССР № 361 от 31 мая «О Государственном санитарном надзоре в СССР» было утверждено новое положение о Государственном санитарном надзоре в СССР, в котором были определены основы проведения государственного санитарного надзора, функции и права органов и учреждений санитарно-эпидемиологической службы различного уровня управления, а также права различных должностных лиц.

Созданная в 1972 году вирусологическая лаборатория в настоящее время является единственной в республике. Она проводит исследования по выявлению более 20 видов вирусов, в том числе и методом ПЦР.

В 1989 году при Республиканской СЭС создан отдел радиационной гигиены, в 1991 году – отдел анализа заболеваемости и состояния среды обитания, который в последующем был переименован в отдел социально-гигиенического мониторинга. Политические, экономические, социальные преобразования, произошедшие в России в конце 80-х – начале 90-х годов, активизировали усилия руководителей и специалистов госсанэпидслужбы по совершенствованию ее организационного построения, определению и законодательному закреплению места службы в общей системе здравоохранения. Особое место занял принятый в апреле 1991 г. Закон РСФСР «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Служба получила самостоятельность и независимость, что позволило значительно эффективнее влиять на санитарно-эпидемиолгическую обстановку в республике, активно проводить в жизнь требования санитарного законодательства.

В соответствии с концепцией развития государственной санитарно-эпидемиологической службы в 2004 году произошло укрупнение и создание на базе Куженерского, Новоторъяльского и Советского Центров госсанэпиднадзора одного межрайонного - Советского, на базе Параньгинского, Мари-Турекского и Сернурского – межрайонного Сернурского, на базе Горномарийского и Юринского – межрайонного Горномарийского Центров Госсанэпиднадзора.

Во исполнения Постановления Правительства РФ от 30 июня 2004 г. №322 «Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучии человека» в 2005 году произошла очередная реорганизация. На базе центров госсанэпиднадзора были созданы: Территориальное управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей по Республике Марий Эл с территориальным отделом в Волжском районе и Федеральное бюджетное учреждение здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Республике Марий Эл» с филиалами в Волжском, Звениговском, Горномарийском, Моркинском, Сернурском и Советском районах. На Управление Роспотребнадзора по Республике Марий Эл были возложены полномочия федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, защиты прав потребителей и потребительского рынка. Функции защиты прав потребителей переданы от антимонопольной службы, а потребительского рынка – от государственной торговой инспекции, которая была упразднена. В структуре Управления 11 отделов.

На ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Республике Марий Эл» и его филиалы возложена функция обеспечения деятельности Управления Роспотребнадзора в Республике Марий Эл и территориальных отделов в Волжском, Горномарийском, Советском и Сернурском районах.


«Назад

О Великой Отечественной войне. Воспоминания Анатолия Федоровича Цыбина

О Великой Отечественной войне. Воспоминания Анатолия Федоровича Цыбина

 

Минуло уже 70 лет, как закончилась Великая Отечественная война – самая страшная из всех войн, когда-либо пережитых нашей страной. Здесь мы представляем воспоминания участников Великой Отечественной войны и ветеранов тыла, которые до войны и в послевоенные годы трудились в санитарно-эпидемиологической службе Республики Марий Эл (данные воспоминания взяты из архивных материалов).

Цыбин Анатолий Федорович

«В конце первой декады сентября 1941 года немецко-фашистскими войсками был полностью блокирован г. Ленинград, где мне пришлось участвовать в его защите, вначале в составе 371-го гаубичного артиллерийского полка, а несколько позднее – в 220-м артиллерийском полку 201-й стрелковой дивизии».

Город ежедневно подвергался обстрелу из артиллерийских орудий разного калибра и непрерывной бомбежке с воздуха. Но мужественные советские войска и народное ополчение стойко сдерживали натиск врага, стремящегося любой ценой захватить г. Ленинград. Но он стал для немецко-фашистских войск недосягаемой крепостью. Голод, лишения и страдания переносили на себе ленинградцы и его защитники. Они в трудных условиях готовили оружие, пушки, минометы для нанесения мощного удара по врагу.

900 дней Ленинград был блокирован немецко-фашистскими войсками, и вот настал долгожданный день – 14 января 1944 года. Части Ленинградского фронта под командованием генерала Говорова в ночь с 13 на 14 января перешли в решительное наступление: прорвали сильно укрепленные оборонительные линии вражеских войск и развили наступление по освобождению Ленинградской области. Враг не в силах был сдержать натиск советских войск и начал беспорядочно отступать.

«На участке, где наступала наша часть, артиллерийские орудия разных калибров были сосредоточены в 200-300 метрах один от другого, давая мощный шквал огня при прорыве обороны и в последующем наступлении. Вместе с артиллеристами активно действовали танковые и пехотные части, авиации и моряки Балтийского военно-морского флота.

Мне вспоминается такой эпизод: развивая после прорыва вражеской блокады наступление в районе города Гатчино, наши части натолкнулись на мощный пулеметный огонь врага, который не давал продвигаться вперед нашим подразделениям. После нескольких выстрелов по вражескому дзоту из 76-мм пушки огонь не утихал. Тогда к дзоту подполз один из солдат и, бросив связку гранат в амбразуру дзота, заставил замолчать вражеский пулемет, а сам от тяжелого ранения погиб возле амбразуры. В дзоте находились три вражеских пулемета и три немецких трупа».

Значительная часть немецко-фашистских войск нашли себе могилу у стен г. Ленинграда и невдалеке от него. Ленинград выстоял и одержал победу над врагом.

Стойкость, мужество, отвага и геройство, проявленные при защите г. Ленинграда доблестными советскими войсками и его жителями в тяжелейших условиях блокады, навсегда будут служить примером для будущих поколений.

Шел 1944 год. Советские войска день за днем с упорными боями двигались на запад, освобождая Советские земли от немецко-фашистских захватчиков.

«После изгнания фашистов из Ленинградской области наша часть – 220-ый артиллерийский полк 201-й стрелковой дивизии участвовал в боях за освобождение г. Пскова, где я был ранен, и направлен в эвакогоспиталь, который находился недалеко от Пскова. После 3-х месячного лечения в госпитале, я был направлен в распоряжение 3-го Прибалтийского фронта.

В госпитале я узнал, что отец призван в ряды Советской Армии, в войска МВД, которые двигались вслед за действующей армией. Часть, в которой он служил, находилась где-то в районе г. Полтавы. Получив от своего командования задание, я поехал за отгрузкой медикаментов в г. Харьков. Пока готовили медикаменты по моей заявке, у меня было свободное время более суток, я решил поискать отца около г. Полтавы. Невдалеке от г. Полтавы есть станция Коломок. Я слез на станции, которая была вся разбита только что ушедшими немецкими войсками. Пошел искать отделение милиции, которое размещалось в небольшом здании. В окне здания тускло горел огонек от керосиновой лампы. Захожу в комнату, дежурный по отделению подметает метелкой пол. Услышав, что в комнату кто-то зашел, он поднял голову и, обращаясь ко мне произнес: «Вам кого, товарищ военный нужно?» Я, обращаясь к нему, сказал, что папаша не узнает своего сына, тогда метла выпала из его рук, и мы бросились в объятия. В течение 12-ти часов мы находились вместе после 5-летней разлуки. Мы обменялись мнениями по интересующим друг друга вопросам. Мы оба с нетерпением ждали полного разгрома фашистов и окончания войны. Ночь и день мы провели с ним вместе. Поздно вечером мы с ним расстались и я отбыл в г. Харьков, где, получив медикаменты, возвратился свою часть.

Встретились мы с ним только в марте 1946 года, после его демобилизации и возвращения домой, когда мне был представлен кратковременный отпуск. Служба моя в рядах Советской Армии продолжалась до конца марта 1948 года, т.е. более 7-ми лет».